ГКУ Ингушский государственный музей
   краеведения им. Т. Мальсагова
     для картини

Уважаемые работники! Информацию о нарушениях в ходе выплат заработной платы и стимулирующих выплат медицинскому и педагогическому персоналу, а также подобных нарушений в иных сферах деятельности вы можете направлять на электронный адрес Правительства Республики Ингушетия: .

virtualmuzei2

Буклет музея ИГМКРИ

afishatumba2

 

220 69ca3 b4e87d2b XL2

К столетию Долаковского боя

img8Научный сотрудник

ИГМК им.Т. Мальсагова

Ж. Г. Дзейтова

В 1918 г. Северный Кавказ и Ингушетия, в частности, стали одним из очагов разгорающейся гражданской войны.

 

Ингуши сыграли большую роль восстановлении Советской власти на Тереке в марте 1918 г. и фактически спасли ее летом того же года, выступив главной силой при подавлении антисоветского мятежа братьев Бичераховых в Терской области. Такой позиции способствовали дальновидные действиябольшевиков. По разрешению наиболееострыхвопросов области - аграрного инационального, позволившие им завоевать доверие наиболее угнетенных горских народов, в первую очередь - ингушей. При этом среди самих ингушей большевиков было еще крайне мало и они еще не пользовались безоговорочным влиянием. Наиболее авторитетным был Ингушский национальный совет и его председатель В.-Г. Джабагиев (которого осенью 1918 г. сменил Керим Гойгов). Выбирая из двух зол,меньшее, члены национального совета также склонялись в пользу поддержки большевиков в их противостоянии с реваншистскими настроенными белых.

В начале 1919 г. гражданская война в России вступила в решающую фазу. Наиболее непримиримым в тот момент противником красных был генералитет, боровшийся за влияние с гражданской интеллектуальной элитой небольшевистского спектра. Именно военная верхушка стала костяком Добровольческой армии во главе с генералом А.И. Деникиным, открывшей фронт на юге России в конце 1918 – начале 1919 гг.

К началу 1919 г. она включала 5 пехотных и 6 конных дивизий, две отдельные конные и 4 пластунские бригады, армейскую группу артиллерии, запасные и технические части, гарнизоны в городах и станицах, всего – 40 тысяч штыков и сабель при 193 орудиях, 621 пулеметах, 8 бронеавтомобилях, 7 бронепоездах и 29 самолетах.[1] Закономерно поэтому, что с 1919 г. южное направление, где действовала армия Деникина, становится, наряду с восточным, одним из важнейших, а к лету того же года – самым важным фронтом в гражданской войне. Действовавшая на Кавказе 11-я армия красных к концу декабря 1918 г. была истощена и небоеспособна, о чем сообщал Орджоникидзе.Назначенный в январе 1919 г. председателем Совета Обороны Северного Кавказа в телеграмме Ленину. 22 января 1919 г. был образован Комитет обороны Терской республики, куда вошли Я. Бутырин, С. Габиев, Н. Гикало, А. Дьяков, Б. Калмыков, Я. Маркус, Ю. Фигатнер и Г. Цаголов.[2] Наступление белых продолжалось. 21 января 1919 г. частям Шкуро удалось захватить станицу Котляревскую, а затем станицу Прохладную. После падения 26 января Нальчика, XI армия окончательно потеряла управление.[3] Ее остатки стихийно начали отступление на восток, к Астрахани. Следующими в списке главных целей белых стали Владикавказ и Грозный.

«К тому времени на основании событий лета –осени 1918 г. у белых сложилось вполне определенное впечатление о настроениях Ингушетии. Один из видных участников тех событий с белогвардейской стороны, генерал Шкуро, в своих мемуарах так оценивал ингушскую политическую реальность того времени: «Наиболее единодушной и целиком большевистской была Ингушетия. Еще со времени покорения Кавказа, отчаянно защищавшие свою независимость, храбрые и свободолюбивые ингуши были частью истреблены и, а частично загнаны в бесплодные горы. На принадлежавших им плодородных землях расселили терских казаков, основавших на врезавшемся в Ингушетию клине свои станицы». [4]

После начавшейся 1 февраля осады Владикавказа, Орджоникидзе со штабом войск Н. Гикало, переехал в Базоркино.[5] Командование Добровольческой армии решило бросить на Западную Ингушетию и ее исторический центр Владикавказ лучшие свои части – 3-й армейский корпус Ляхова.[6] 2 февраля дивизия генерала Геймана вторглась в Ингушетию, подойдя к Долакову и Кантышеву. Ингушам был предъявлен ультиматум, содержавший требования о разоружении и пропуске частей Добрармии через территорию Ингушетии на Владикавказ и Грозный.

4 февраля 1919 г. был созван новый съезд ингушского народа в Базоркино.[7] К тому времени это село уже, по сути, стало временным военным и административным центром Терской республики. Предельно важным для большевиков было сохранение контроля над настроениями ингушских масс. Эту задачу Орджоникидзе облегчало как отсутствие гибкости в политике деникинцев, так и активность пробольшевистски настроенных ингушских деятелей.

На съезде 4 февраля разгорелась ожесточенная борьба. Вызвана она была столкновением двух позиций – пробольшевистской фракции, выступившей безоговорочно в поддержку призыва Орджоникидзе к тотальному сопротивлению, и фракции умеренных из Национального совета, выступившего за невмешательство и удовлетворение требований белых о пропуске их войск через ингушскую территорию. Но ультиматум изначально включал не только этот пункт, но и восстановление разрушенных за период революции станиц и уплату всех убытков, причиненных казакам; выдачу всех служащих в Красной Армии и советских учреждениях, формирование 2-х конных полков (шестисотенного состава) и 2 конных восьми орудийных батарей для борьбы с большевиками.[8]

На принятие заведомо трудновыполнимых условий, или «на размышление» давался всего один час.[9] В этих условиях съезд, собравший более 10 тысяч вооруженных ингушей, принял предсказуемое решение, которое выразилось в резолюции, гласившей: «Съезд ингушского народа, выслушав представителей областной власти тт. Бутырина и Фигатнера о необходимости командировать на фронт вооруженные ингушские части, постановил: громогласно заявить, что ингушский народ с самого возникновения Советской власти стоит на платформе Советской власти и кровно связал свою судьбу с народной властью…».[10]

В-Г. Джабагиев и его соратники по Горскому правительству все-таки пытались еще предотвратить расправу деникинцев над Ингушетией. Осенью 1918 г. на переговорах с Бутыриным Джабагиев и его соратник П. Коцев, хотя и не высказывались за безоговорочную поддержку большевиков, делая упор на идее горской федерации, все же выражали опасение в связи с возможностью усиления на Кавказе движения Алексеева[11] (основателя Добровольческой армии). После предъявления ультиматума ингушам, Коцев имел беседу с командовавшим союзными войсками в Баку английским генералом Томсоном с целью побудить союзников повлиять на своих подопечных – деникинцев и облегчить участь Ингушетии. Однако деникинцам играло на руку то обстоятельство, что «представители британского командования на Юге России <…> сочувствовали командованию Добровольческой армии и помогали ему…»[12].

Все это время военная активность белых не прекращалась как во Владикавказе, где их передовые отряды ворвались на окраины города, так и восточнее города. Здесь кавалерия деникинцев переправилась через Терек, перерезав дорогу, ведущую из Владикавказа, в 15-ти километрах севернее города[13], но была в тот же день, отброшена контратакой с трех направлений. Есть сведенияо том, что в последнейуже активно участвовали ингушские отряды.[14]

Поведение деникинцев автоматически подталкивало ингушей к сопротивлению, так как фактически заявленную позицию Добрармии невозможно оценить иначе, как неоколониалистскую. Армия Деникина в Ингушетии и Чечне не столько боролась с большевизмом, сколько завоевывала заново эти территории. Раскол между белыми и ингушами окончательно оформился в первых масштабных сражениях на ингушской земле, разгоревшихся в первой декаде февраля 1919 г.

Бои за Долаково начались 8 февраля. Красные перебросили под Долаково незначительные подкрепления, в которые входили кавалерийская сотня сунженских казаков, отряды осетин-керменистов, грозненских рабочих, китайцев, кабардино-балкарского отряда Б. Калмыкова и команды курсантов Владикавказской инструкторской школы красных командиров.[15] Основная же тяжесть боев легла на ингушское ополчение из различных селений. В боях участвовало почти все население самих Долакова и Кантышева, включая детей и женщин. Среди наиболее известных случаев такого рода участие в долаковских боях женщин (Кози Долгиева, Айши Мурзабекова и др.)[16], глубоких стариков (М. Акиев, Б. Чемурзиев, Б. Шибилов и др.)[17] и даже детей-подростков (А. Джандаров, Х. Льянов, А. Кульбужев – при этом первые два погибли в ходе боев).[18] Настоящей легендой Долаковских боев стал подвиг Хакяша Дахкильгова, прикрывавшего отход своих односельчан, затем забаррикадировавшегося в одном из зданий села и до последнего дыхания отстреливавшегося от наседавших врагов, которые не сумев добиться его сдачи, сожгли героя заживо.[19]

Есть сведения о том, что в помощь Долакову и Кантышеву все плоскостные селения Ингушетии выставили свои отряды.[20] Защитники ингушских сел уступали врагу, как в численности, так и в техническом оснащении. Белые имели в артиллерии более чем трехкратный перевес.[21]

Ингуши также упорно защищали и Владикавказ. В его обороне в эти дни так же участвовал ингушский контингент во главе с Х. Орцхановым, становившимся все более заметной фигурой на военно-политической арене Кавказа. 6 февраля с закупленными патронами и с сотней всадников-ингушей приехал в город Шакро Палавандашвили. 7 февраляденикинцы заняли Немецкую Колонку и фактически прервали сообщение с Базоркино.

Тем не менее, в Долакове ингуши оказали такое сопротивление, что на 2 недели задержали занятие Владикавказа. Под соседним селением Катышевым три дня шли рукопашные схватки.[22] Именно это сопротивление, оказывавшееся противнику с отчаянием обреченных, позволило так долго удерживать Долаков против превосходящих сил врага[23]. Деникин, признающий, что «большевики, совместно с ингушами, оборонялись с большим ожесточением», заявляет о том, что «на преодоление этого сопротивления – потребовалось шесть дней упорной борьбы».[24]

Защитниками руководил избранный на съезде в Базоркино Комитет обороны Ингушетии из 11 человек, в который вошли М. Саутиев, Ю. Албогачиев, С. Альдиев, М. Альтемиров, Х. Орцханов, И. Зязиков, А. Горчханов А-Г. Гойгов и др. Он четко определял тактику боев и закреплял за командующими отдельные участки фронта.[25]

Уровень организации обороны был столь высок, что он в конечном итоге позволил не только задержать белых, но и в одном месте – в районе Сагопши-Пседах-Кескем, где проходила линия обороны северо-западной Ингушетии со стороны Алханчуртской долины – отбросить их. Здесь командир Черкеской дивизии генерал Султан Келеч-Гирей, узнав, что ингуши настроены антиденикински, явился в мечеть и «дал слово прекратить всякое наступление и продолжать путь далее по казачьим станицам, вдоль Терека».[26] Брошенный затем на штурм селений Кескемского направления вместо Черкесской дивизии кубанский пластунский батальон, усиленный кавалерией и артиллерией, попал в ловушку и понес огромные потери, составившие около 1000 человек,[27]несколько орудий и обоз.[28] Генерал Ляхов позже признавал, что «… не удалось сломить ингушей в Малой Кабарде».[29]Участник обороны Алханчуртской долины, бывший царский офицер, а в 1919 – 1920-х гг. – командир одной из ингушских партизанских групп, Султан Долтмурзиев, в своем очерке о революционных событиях в Ингушетии, отмечал: «Я видел ожесточенные лица болгарских солдат, идущих на «нож». Я сталкивался с свирепыми полками мадьяр, атаки которых были безумны. Наконец, мне приходилось наблюдать несокрушимое движение немецких «фаланг». Но то, что было под Кескемом (современное селение Инарки Малгобекского р-на – авт.), удивляет даже того, кто всю жизнь провел в битвах».[30]После одержанной победы в решающем сражении, ингушская конница трех селений преследовала противника, обратившегося в паническое бегство, уже на территории соседней Кабарды: «белых гнали через Астемирово, Хапсово до Терека. Сильные батальоны деникинцев – 7-й и 12-й – перестали существовать. Из их состава сумели спастись лишь несколько десятков человек, бросившихся в студеные воды реки и переплывших Терек у станицы Черноярской».[31] Надо отметить, что в этом направлении деникинцы, так и не смогли прорваться вглубь Ингушетии. Жители трех селений – Кескем (Инарки – авт.), Сагопши и Пседах, стали на их пути непреодолимой стенойи надежно защищали свой рубеж до тех пор, пока к ним из Назрани не пришло известие о том, что деникинцы прорвали оборону в районе Долаково-Кантышево и вошли в центр Ингушетии. Блестящая победа ингушей в сражении «под Кескемом» является, несомненно, одним из самых героических эпизодов в истории антиденикинского фронта на Северном Кавказе.

Антиденикинская оборона Ингушетии стала проявлением массового героизма ее жителей, для которых она превратилась в священную войну за свою землю, войну за Родину. Именно, такое понимание этой войны ярко проявляется в имевших место героических поступках отдельных защитников, которые считали за честь умереть в бою, воодушевляя своим примером всех остальных: «Когда малодушные готовы были дрогнуть, появлялся какой-нибудь доселе безвестный герой и врубаясь с горстью безумцев в самые гущи противника, погибал на глазах всего народа».[32] Одним из таких героев стал юноша из с.Кескема (Инарки) Камбулат Картоев, который узнав о смерти своего отца Эгло, бывшего в кескемском дозоре, уничтоженного накануне деникинским десантом, в неудержимой ярости на врагов, понесся «вихрем в огненный смерч» на позиции противника стреляя на полном скаку из карабина. «Герой рухнул у самых белогвардейских цепей».[33] «Под Кантышевом тридцать человек, тридцать «обреченных», надев белые саваны смерти, врезались в густые цепи врагов, и уничтожая в своем стремительном порыве все на своем пути, дошли до глубокого тыла противника, погибнув до единого».[34]

Только на 10-й день боев ингушско-большевистское сопротивление было сломлено. К тому времени к белым подошло подкрепление – две свежие дивизии и эшелон с английскими броневиками.[35] 11 февраля белые захватили Шалдон.[36] В тот же день на чрезвычайном заседании Комитета Обороны было выяснено, что дальнейшая оборона города стала невозможной.[37] Вечером того же дня вновь была перерезана Военно-Грузинская дорога.[38] Дальнейшее сопротивление было невозможно, что и побудило Комитет Обороны Ингушетии пойти на перемирие с Деникиным. В сражении при Долаково – Базоркино-Кантышево, которые после пятидневного штурма все-таки были взяты, по признанию самого генерала Ляхова, белые потеряли только убитыми до 2500 человек.[39] Если добавить сюда потери на кескемском направлении, становится ясно, что Добровольческая армия лишилась в пограничных сражениях в Ингушетии зимой 1919 г. почти целой дивизии накануне решающего броска на Москву.

Я приехал на бронепоезде «Генерал Алексеев» в Назрань- вспоминал Шкуро- где меня встретили представители ингушского народа. Побеседовав с ними обстоятельно и тихо, я получил от них обещание жить далее в мире и не воевать с Добрармией. Ингуши жаловались мне на терцев, вернувшихся вновь в свои четыре станицы и выселивших из них ингушей. Объяснив представителям несвоевременность поднятия этого вопроса теперь, я обещал в будущем созвать съезд для мирного разрешения его»[40].

С широкой народной поддержкой повстанцев после того как партизанское движение в Ингушетии развернулось, белые уже не могли ничего сделать. Их главной задачей было добиться локализации этого движения и удержание его в границах, не критично опасных для своих коммуникаций. Дело окончательного усмирения непокорной области отводилось на «задачу второго дня» – после достижения победы над главным врагом – регулярной Красной Армии.

От ингушей белым удалось добиться лишь перемирия, хотя оно и являлось признанием военного поражения. Оккупация северных и северо-западных районов Ингушетии и железнодорожных коммуникаций и изгнание большевиков и их сторонников из Владикавказа и Грозного были очень важны для белых. Несмотря на поражение национально-освободительных сил в февральских сражениях, они сыграли важнейшую общественно-политическую и морально-психологическую роль.

Кроме того, в принципе по итогам боев за Долаково и Кескем были достигнуты основные задачи обороняющейся стороны: выигрыш времени для эвакуации тылов в горы и подготовки партизанской войны. Удалось отвести даже тяжелое вооружение. В частности, был отправлен по приказу Орджоникидзе в ночь с 9 на 10 февралябронепоезд со станции Назрань в Грозный. Орджоникидзе и весь состав Терского Совнаркома были обеспечены проводниками и направлены в Тифлис. Однако сам Орджоникидзе решил остаться в Ингушетии, вначале обосновавшись в высокогорном селении Пуй, а затем переехав в селение Даттых. Многие жители Ингушетии, не говоря уже о симпатизирующей большевикам части лидеров национального движения, приложили максимум усилий для спасения вождей Терской республики. В Ингушетии нашли убежище и многие партизаны, отступившие из Кабарды и Балкарии.

Подводя итог, можно согласиться с даваемой в советской традиции оценкой долаковских боев как «самой яркой страницы в истории революционной борьбы трудящихся Ингушетии».[41]

Библиографический список

1.Белое движение на юге России (1917-1920): неизвестные страницы и новые оценки, М., 1997.С.6.

2.Победа Советов на Тереке – торжество ленинского интернационализма. Орджоникидзе, Ир, 1983. С.158.

3. Носов А.Ф. Октябрьская революция в Грозном и в горах Чечено-Ингушетии. Грозный, ЧИКИ, 1961. С.64.

4.Шкуро А. Записки белого партизана. М, 1991. 160 с. С. 115.

5. Очерки истории Чечено-Ингушской АССР, т.2. Грозный, ЧИКИ, 1972. С.48.

6.Победа Советов на Тереке – торжество ленинского интернационализма. Орджоникидзе, Ир, 1983. С.160.

7. Очерки истории Чечено-Ингушской АССР, т.2 Грозный, ЧИКИ, 1972. С.48.

8.Носов А.Ф. Октябрьская революция в Грозном и в горах Чечено-Ингушетии. Грозный, ЧИКИ, 1961. С.91.

9.Гойгова З.А. Участие чечено-ингушского народа в борьбе против Деникина /Известия ЧИНИИИЯЛ. История, т.1, вып.1. Грозный, Грозненский рабочий, 1959. С.98.

10. От вековой отсталости – к социализму. Осуществление ленинской национальной политики в Чечено-Ингушетии (1917-1941 гг.). Сб. документов. Грозный, 1977 С.32.

11.Мартиросиан Г.К. История Ингушии. Орджоникидзе, 1933 С.236.

12.Там же,.С.102.

13. Сухоруков В.Т. XI армия в боях на Северном Кавказе и Нижней Волге. М., Воениздат, 1961. С.203.

14. Октябрьская революция и гражданская война в Северной Осетии. Орджоникидзе, Ир, 1973. С.203.

15.Очерки истории Чечено-Ингушской АССР, т.2. Грозный, ЧИКИ, 1972. С.49.

16.Абазатов М.А. Борьба трудящихся Чечено-Ингушетии за Советскую власть. Грозный, ЧИКИ, 1968. С.118.

17. Очерки истории Чечено-Ингушской АССР, т.2. Грозный, ЧИКИ, 1972. С.49.

18.Гойгова З.А. Участие чечено-ингушского народа в борьбе против Деникина /Известия ЧИНИИИЯЛ. История, т.1, вып.1. Грозный, Грозненский рабочий, 1959. С.102.

19.Боскаров И. Мужество Хакяша Дахкильгова// Возвращение к истокам. История Ингушетии в лицах и фактах. Саратов, 2000. С. 293.

20.Хизриев Х.А. Укрепление дружбы народов Терека в ходе борьбы за Советскую власть./ Известия Чечено-Ингушского республиканского краеведческого музея, вып. XI. Грозный, ЧИКИ, 1975.С.28.

21. За власть Советов. Грозный, ЧИКИ, 1967. С. 53.

22. Тотоев М.С. Очерки истории революционного движения в Северной Осетии, (1917-1921). Орджоникидзе, 1957.С.33.

23. Победа Советов на Тереке – торжество ленинского интернационализма. Орджоникидзе, Ир, 1983. С.161; Гойгова З.А. Участие чечено-ингушского народа в борьбе против Деникина /Известия ЧИНИИИЯЛ. История, т.1, вып.1. Грозный, Грозненский рабочий, 1959. С.99.

24. Деникин А.И. Очерки русской смуты / Вопросы истории, №11, 1993. С.99.

25.Гойгова З.А. Участие чечено-ингушского народа в борьбе против Деникина /Известия ЧИНИИИЯЛ. История, т.1, вып.1. Грозный, Грозненский рабочий, 1959. С.99.

26.История Ингушетии. Ростов-на-Дону, 2013. С. 410.

27.Победа Советов на Тереке – торжество ленинского интернационализма. Орджоникидзе, Ир, 1983, С.162.

28.Мартиросиан Г.К. История Ингушии. Орджоникидзе, 1933. С.252.

29.Абазатов М.А. Борьба трудящихся Чечено-Ингушетии за Советскую власть. Грозный, ЧИКИ, 1968. С.120.

30. История Ингушетии. С. 412.

31.В памяти народной. Грозный, 1975. С. 126-127.

32. С. Долтмурзиев. «Красный верден»… С. 32.

33. В памяти народной. Грозный, 1975. С. 125.

34. История Ингушетии. Ростов-на-Дону, 2013. С. 412.

35.Гугов Р.Х. Совместная борьба народов Терека за Советскую власть. Нальчик, Эльбрус, 1975.С355.

36. Октябрьская революция и гражданская война в Северной Осетии. Орджоникидзе, Ир, 1973.С.205.

37.Победа Советов на Тереке – торжество ленинского интернационализма. Орджоникидзе, Ир, 1983. С.164.

38. Сухоруков В.Т. XI армия в боях на Северном Кавказе и Нижней Волге. М., Воениздат, 1961. С.207.

39. Носов А.Ф. Октябрьская революция в Грозном и в горах Чечено-Ингушетии. Грозный, ЧИКИ, 1961.С.92.

40.Шкуро А. Г. Ук. раб. С. 117.

41.История Ингушетии. С. 425.

 


[1] Белое движение на юге России (1917-1920): неизвестные страницы и новые оценки, М., 1997.С.6.

[2] Победа Советов на Тереке – торжество ленинского интернационализма. Орджоникидзе, Ир, 1983. С.158.

[3] Носов А.Ф. Октябрьская революция в Грозном и в горах Чечено-Ингушетии. Грозный, ЧИКИ, 1961. С.64.

[4]Шкуро А. Записки белого партизана. М, 1991. 160 с. С. 115.

[5] Очерки истории Чечено-Ингушской АССР, т.2. Грозный, ЧИКИ, 1972. С.48.

[6] Победа Советов на Тереке – торжество ленинского интернационализма. Орджоникидзе, Ир, 1983. С.160.

[7] Очерки истории Чечено-Ингушской АССР, т.2 Грозный, ЧИКИ, 1972. С.48.

[8] Носов А.Ф. Октябрьская революция в Грозном и в горах Чечено-Ингушетии. Грозный, ЧИКИ, 1961. С.91.

[9]Гойгова З.А. Участие чечено-ингушского народа в борьбе против Деникина /Известия ЧИНИИИЯЛ. История, т.1, вып.1. Грозный, Грозненский рабочий, 1959. С.98.

[10] От вековой отсталости – к социализму. Осуществление ленинской национальной политики в Чечено-Ингушетии (1917-1941 гг.). Сб. документов. Грозный, 1977 С.32.

[11]Мартиросиан Г.К. История Ингуши. Орджоникидзе, 1933 С.236.

[12] Там же,.С.102.

[13] Сухоруков В.Т. XI армия в боях на Северном Кавказе и Нижней Волге. М., Воениздат, 1961. С.203.

[14] Октябрьская революция и гражданская война в Северной Осетии. Орджоникидзе, Ир, 1973. С.203.

[15] Очерки истории Чечено-Ингушской АССР, т.2. Грозный, ЧИКИ, 1972. С.49.

[16]Абазатов М.А. Борьба трудящихся Чечено-Ингушетии за Советскую власть. Грозный, ЧИКИ, 1968. С.118.

[17] Очерки истории Чечено-Ингушской АССР, т.2. Грозный, ЧИКИ, 1972. С.49.

[18]Гойгова З.А. Участие чечено-ингушского народа в борьбе против Деникина /Известия ЧИНИИИЯЛ. История, т.1, вып.1. Грозный, Грозненский рабочий, 1959. С.102.

[19]Боскаров И. Мужество Хакяша Дахкильгова// Возвращение к истокам. История Ингушетии в лицах и фактах. Саратов, 2000. С. 293.

[20]Хизриев Х.А. Укрепление дружбы народов Терека в ходе борьбы за Советскую власть./ Известия Чечено-Ингушского республиканского краеведческого музея, вып. XI. Грозный, ЧИКИ, 1975.С.28.

[21] За власть Советов. Грозный, ЧИКИ, 1967. С. 53.

[22] Тотоев М.С. Очерки истории революционного движения в Северной Осетии, (1917-1921). Орджоникидзе, 1957.С.33.

[23] Победа Советов на Тереке – торжество ленинского интернационализма. Орджоникидзе, Ир, 1983. С.161; Гойгова З.А. Участие чечено-ингушского народа в борьбе против Деникина /Известия ЧИНИИИЯЛ. История, т.1, вып.1. Грозный, Грозненский рабочий, 1959. С.99.

[24] Деникин А.И. Очерки русской смуты / Вопросы истории, №11, 1993. С.99.

[25]Гойгова З.А. Участие чечено-ингушского народа в борьбе против Деникина /Известия ЧИНИИИЯЛ. История, т.1, вып.1. Грозный, Грозненский рабочий, 1959. С.99.

[26]История Ингушетии. Ростов-на-Дону, 2013. С. 410.

[27] Победа Советов на Тереке – торжество ленинского интернационализма. Орджоникидзе, Ир, 1983, С.162.

[28]Мартиросиан Г.К. История Ингушии. Орджоникидзе, 1933. С.252.

[29]Абазатов М.А. Борьба трудящихся Чечено-Ингушетии за Советскую власть. Грозный, ЧИКИ, 1968. С.120.

[30]История Ингушетии. С. 412.

[31] В памяти народной. Грозный, 1975. С. 126-127.

[32] С. Долтмурзиев. «Красный верден»… С. 32.

[33] В памяти народной. Грозный, 1975. С. 125.

[34]История Ингушетии. Ростов-на-Дону, 2013. С. 412.

[35]Гугов Р.Х. Совместная борьба народов Терека за Советскую власть. Нальчик, Эльбрус, 1975.С355.

[36] Октябрьская революция и гражданская война в Северной Осетии. Орджоникидзе, Ир, 1973.С.205.

[37] Победа Советов на Тереке – торжество ленинского интернационализма. Орджоникидзе, Ир, 1983. С.164.

[38] Сухоруков В.Т. XI армия в боях на Северном Кавказе и Нижней Волге. М., Воениздат, 1961. С.207.

[39] Носов А.Ф. Октябрьская революция в Грозном и в горах Чечено-Ингушетии. Грозный, ЧИКИ, 1961.С.92.

[40]Шкуро А. Г. Ук. раб. С. 117.

[41]История Ингушетии.С. 425.

ornam04

facebook Instagram2

youtube

livejournal twitter vkontakte

Адрес: г. Назрань, ул. Осканова, д. 29 Телефон: 8 (8732) 22-62-56

 Музей открыт: с 9.00  до 18.00, Email.   maill

ruarhyzh-TWenfrkadeiwitjaptestr

75letpobedavovemblema 1

гРАНТЫ КУЛЬТУРЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫf22

 

9ac4f7484cc661a3b77c28ff3d4731f1 295x doc 16211 ph gallery 16212 original

opros musey

Яндекс.Метрика

 

Этот сайт защищен «Site Guard»

 220 69ca3 b4e87d2b XL2

ornam01

ornam02

Официальный сайт
Ингушского государственного музея краеведения
имени Тугана Хаджимоховича Мальсагова
Республика Ингушетия г. Назрань

 ornam05

ornam03